Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53

Отвод эксперта судебная практика

Кандидатура эксперта или специалиста вызывает сомнения. Как правильно заявить отвод

Elvira Khasanova, Junior associate Litigation practice

На практике стороны редко заявляют ходатайства об отводе эксперта или специалиста. Но именно своевременное заявление такого ходатайства позволит избежать в дальнейшем получения заключения или пояснения, которое будет отражать процессуальную позицию оппонента.

Основания для отвода эксперта и специалиста

Отвод эксперта и специалиста возможен по основаниям, предусмотренным АПК для отвода судьи, но с некоторыми изменениями.

Эксперт и специалист подлежат отводу, если они:

при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи и повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;

при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, специалиста, переводчика или свидетеля;

при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

являются родственниками лица, участвующего в деле, или его представителя;

лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

находятся или ранее находились в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

делали публичные заявления или давали оценку по существу рассматриваемого дела (ст. 21, 23 АПК).

Дополнительное основание для отвода эксперта. Эксперт подлежит отводу в случае, если он проводил ревизию или проверку, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.

При наличии одного из указанных выше оснований эксперт или специалист обязаны заявить самоотвод. Ходатайство об отводе эксперта или специалиста также могут заявить лица, участвующие в деле. Вопрос об отводе также может поставить суд.

Во всех названных случаях вопрос об отводе разрешается судом, рассматривающим дело.

Заинтересованность или наличие пристрастности

Независимость эксперта и объективность его исследования является основной гарантией справедливого судебного решения, основанного на экспертизе. Как правило, к специалисту предъявляются аналогичные требования. Стороны часто приводят довод о заинтересованности в качестве основания для отвода эксперта или специалиста, однако не каждое доказательство наличия пристрастности указанных лиц суд воспримет как достаточное для отвода.

Положение пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК сформулировано таким образом, что для отвода эксперта или специалиста необходимо установить обстоятельства, могущие вызвать сомнение в беспристрастности. Судебная практика показывает, что стороны пользуются всеми возможными доводами, чтобы заронить сомнение в беспристрастности привлекаемых экспертов и специалистов.

Сроки и стоимость экспертного заключения. Распространенным доводом сторон для отвода эксперта являются сведения о предлагаемых сроках и порядке осуществления экспертного исследования. Сторона может заявить о том, что короткие сроки проведения экспертизы, указанные экспертом в своем письме, и заниженная стоимость означают, что эксперт заинтересован в исходе дела. Суды, как правило, не принимают во внимание подобные обстоятельства[1].

Факт взаимосвязи между экспертом и стороной по делу. В одном деле истец заявил ходатайство об отводе эксперта в связи с его заинтересованностью в исходе дела (пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК) и нахождением в служебной зависимости от лица, участвующего в деле (пп. 6 ч. 1 ст. 21 АПК). Подтверждалось это тем, что руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которого были основаны возражения ответчика. Суд пришел к выводу, что эксперт находится в прямой служебной зависимости от лица, составившего досудебное экспертное заключение в пользу ответчика. Это делает его заинтересованным в исходе дела[2].

Это определение является достаточно характерным примером, так как зачастую негосударственные экспертные организации регистрируют несколько юридических лиц, чтобы создать множественность организаций, в которых фактически работают несколько экспертов.

Факт аффилированности между стороной и экспертной организацией. Суд оценил доводы ходатайства об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ, установил, что истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты. Хотя членство прекратилось за 2 года до рассмотрения дела, суд счел это основанием для отвода[3].

Другая ситуация. Компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришел к выводу о том, что "предложенное Обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний , которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу"[4].

Служебная зависимость от лица, участвующего в деле. Если эксперт, которому поручено проведение экспертизы или специалист, дающий пояснения, находились или находятся в служебном или ином положении, в котором сторона по делу способна оказывать на него влияние, это является основанием для отвода. Указанное основание тесно связано с предыдущим, поскольку наличие зависимости от стороны по делу прямо подразумевает отсутствие независимости и беспристрастности эксперта.

Например, суд пришел к выводу о том, что работник одной из сторон не может быть привлечен к участию в деле в качестве специалиста[5].

Однако не будет основанием для отвода тот факт, что руководителем экспертной организации является бывший сотрудник ответчика. Как указал суд "доказательства того, что непосредственно эксперт , которому поручено проведение судебной экспертизы, находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле или его представителя, ответчиком не представлено"[6].

Наличие служебной зависимости эксперта или специалиста от стороны по делу сложно доказать, поскольку сторона, как правило, не имеет доступа к доказательствам, обосновывающим трудовые правоотношения. Однако наличие иного зависимого положения, доказанное сторонами документально, может стать основанием для отвода.

Иная зависимость. Одним из доказательств наличия иной зависимости может являться факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле. Это предусматривает отстаивание имущественных интересов доверителя и влечет обоснованные сомнения в беспристрастности эксперта[7]. Также суд признал обоснованными доводы стороны, которые подтверждали, что эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего[8].

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица. Статья 21 АПК ограничивает эксперта и специалиста в участии в деле в случае, если они при предыдущем рассмотрении дела участвовали в нем в качестве лиц, содействующих осуществлению правосудия. С такой ситуацией можно столкнуться, например, когда специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта. В таком случае суд удовлетворит ходатайство об отводе[9].

Проведение экспертизы или проверки, материалы которой стали поводом для обращения в суд. Данное основание относимо только к отводу эксперта и направлено на то, чтобы избежать ситуации, в которой эксперт проводит исследование, выводы которого будут предопределены его же досудебным заключением. Поскольку стороны часто предлагают в качестве кандидатуры эксперта знакомого им специалиста из организации, сотрудничество с которой уже осуществлялось, подобное основание также является достаточно распространенным.

Суд указал, что основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее[10].

В другом деле истец положил в основу иска результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением. Суд применил положения АПК об отводе и отказал в удовлетворении ходатайства о поручении экспертизы Центральному экспертно-криминалистическому таможенному управлению, поскольку эксперты этого учреждения были бы связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск[11].

Недостаточность квалификации — не основание для отвода эксперта или специалиста

Стороны при заявлении ходатайства об отводе эксперта или специалиста часто заявляют о недостаточности их квалификации или стажа, которые представляются сторонами как основание для сомнения в их беспристрастности. Однако это в подавляющем большинстве случаев ведет к отказу в удовлетворении ходатайства об отводе. Такого основания нет в ст. 21 и 23 АПК (постановление 4 ААС от 11.09.2018 по делу № А19-16386/2013, определения АС города Москвы от 06.06.2018 по делу № А40-185155/2015, АС Новосибирской области от 28.03.2018 по делу № А45-15899/2017).

Доводы, касающиеся квалификации и специализации эксперта, необходимо заявлять при обсуждении назначения кандидатуры эксперта или при обсуждении вопроса о вызове специалиста для дачи пояснений.

Момент для заявления отвода эксперту и специалисту

Отвод нужно заявлять до рассмотрения дела по существу, а в исключительных случаях – в ходе рассмотрения дела (ч. 2 ст. 24 АПК). Применительно к отводу эксперта это означает, что ходатайство об отводе должно быть заявлено при обсуждении вопроса о назначении экспертизы и определении кандидатур экспертов. В исключительных случаях оно может быть рассмотрено после назначения экспертизы в отношении эксперта, которому поручено ее проведение.

В определении о назначении экспертизы, помимо указания на экспертную организацию, суд обязан указать фамилию, имя и отчество эксперта, которому поручено проведение экспертизы[12]. Постановление Пленума ВАС № 23 разъясняет, что указание данных эксперта в определении о назначении экспертизы необходимо для реализации права на отвод соответствующего эксперта.

На время производства судебной экспертизы производство по делу приостанавливается. Это означает, что суд временно не осуществляет никаких процессуальных действий. Однако для разрешения вопросов, связанных с отводом эксперта, предусмотрено исключение – при поступлении после приостановления производства ходатайства об отводе эксперта суд назначает судебное заседание, о времени и месте которого извещает лиц, участвующих в деле, и эксперта.

Так, суд кассационной инстанции, рассматривая жалобу на определение суда о назначении экспертизы, установил, что стороны заявляли ходатайство об отводе экспертов при обсуждении вопроса о назначении экспертизы и выборе экспертной организации, однако в резолютивной части определения указание на отказ в ходатайстве об отводе отсутствует. Суд направил вопрос о назначении экспертизы на новое рассмотрение. Он указал, что ходатайство об отводе эксперта, специалиста, равно как и их самоотвод, должны быть мотивированы и заявлены до начала рассмотрения дела по существу либо при решении судом вопроса о назначении экспертизы или вызове специалиста, но до вынесения соответствующего определения. Суд разъяснил, что "заявление данных ходатайств в ходе дальнейшего рассмотрения дела возможно только в исключительных случаях, если основание для отвода или самоотвода стало известно лицу, заявившему об этом, после начала рассмотрения дела по существу"[13].

Таким образом, суды рассматривают ходатайства об отводе эксперта как при обсуждении вопроса о назначении экспертизы, так и после ее назначения и приостановления производства. При этом в случае, если ходатайство об отводе заявлено после завершения экспертизы и получения судом заключения, то суд с высокой вероятностью откажет в удовлетворении такого ходатайства[14].

Следовательно, целесообразно проверять наличие оснований для отвода экспертов сразу же после получения сведений о кандидатурах экспертов, предлагаемых другой стороной. Несмотря на наличие процессуальной возможности рассмотрения ходатайства об отводе экспертов после назначения экспертизы, это существенно увеличивает ее срок, поскольку суду необходимо назначать для его рассмотрения отдельное заседание.

Важно. Описанные выше вопросы не применимы к отводу специалиста, поскольку дача пояснений специалистом в порядке ст. 55.1 АПК сопровождается менее формализованными процессуальными действиями. Однако к отводу специалиста применяется ч. 2 ст. 24 АПК, согласно которой заявление об отводе должно быть мотивировано и заявлено своевременно. Предполагается, что суд откажет в отводе специалиста уже после того, как суд заслушал его пояснения.

Отвод экспертного учреждения или экспертной организации

Несмотря на то, что для экспертизы, как правило, выбирается эксперт, работающий в конкретной государственной либо частной экспертной организации, АПК не использует термин "экспертная организация" в отношении лица, проводящего экспертизу, поскольку исследованием занимается конкретный эксперт (или несколько экспертов). Таким образом, отвод экспертной организации не предусмотрен.

Существует судебная практика, в которой суды напрямую указывают, что участником судопроизводства является именно эксперт, а потому сомнения в беспристрастности эксперта, основанные на аффилированности экспертной организации и стороны по делу, учитываться судом не должны[15]. Так, суд принял к рассмотрению ходатайство об отводе экспертной организации, однако рассмотрел его применительно к отводу экспертов, поскольку отвод экспертной организации АПК РФ не предусмотрен[16].

В практике встречаются случаи, когда суды рассматривают ходатайства об отводе экспертной организации или же указывают на необходимость заявления отвода экспертной организации как надлежащего способа заявления возражений[17].

Предполагается, что отвод экспертной организации возможен тогда, когда сторона хочет указать, что сомнения в объективности исследования, предусмотренные АПК, распространяются на всех экспертов определенной организации и такой отвод невозможно заявить без отвода экспертам указанной организации.

Например, суд в деле, стороной которого являлся территориальный таможенный орган, удовлетворил ходатайство об отводе экспертного учреждения, которое непосредственно входит в структуру таможенных органов, а, следовательно, имеются основания полагать, что эксперты такого учреждения не будут беспристрастными при выполнении экспертного исследования[18].

Более того, государственному экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения[19]. Следовательно, при наличии такого основания необходимо заявить об отводе именно государственного судебного учреждения, которому поручено или может быть поручено проведение судебной экспертизы.

Таким образом, судами при рассмотрении ходатайств об отводе эксперта и специалиста рассматриваются документально подтвержденные обстоятельства, предусмотренные ст. 21 и 23 АПК. При этом наибольшую вероятность удовлетворения будет иметь ходатайство, которое подкреплено сведениями из общедоступных источников об аффилированности стороны к экспертному учреждению, предусматривающему прямое влияние на экспертов, об участии экспертов или специалистов в предыдущих делах на стороне истца или ответчика по делу. Исследование судебной практики показывает, что заявление отвода специалисту или эксперту является достаточно редким инструментом. Однако именно ходатайство об отводе является верным способом заявления возражений в случае, если вы можете обоснованно поставить под сомнение беспристрастность и независимость эксперта или специалиста.

[1] Определение АС Калужской области от 18.09.2018 по делу № А23-1030/2016.

[2] Определение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2017 по делу № А56-39945/2016.

[3] Определение АС Республики Хакасия от 16.09.2016 по делу № А74-2237/2016.

[4] Решение АС города Москвы от 09.06.2018 по делу № А40-13789/2018.

[5] Постановление 20ААС от 12.09.2018 по делу № А62-10036/2017.

[6] Определение АС Астраханской области от 02.10.2017 по делу № А06-3264/2017.

[7] Постановление 16ААС от 27.05.2015 по делу № А63-10696/2013.

[8] Определение АС Челябинской области от 20.11.2018 по делу № А76-20232/2016.

[9] Определение 17ААС от 16.08.2018 по делу № А71-7030/2017.

[10] Постановление 6ААС от 31.05.2018 по делу № А73-8484/2017.

[11] Постановление 20ААС от 11.02.2014 по делу № А62-8197/2012.

[12] П. 2 Постановления Пленума ВАС от 04.04.2014 № 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" (далее – Постановление Пленума ВАС № 23).

[13] Постановление АС Уральского округа от 13.08.2018 по делу № А47-14579/2017.

[14] Постановления 11ААС от 31.10.2018 по делу № А65-5821/2017, 2ААС от 17.06.2015 по делу № А82-11728/2013.

[15] Постановление 15ААС от 04.11.2013 по делу № А53-34970/2012.

[16] Определение АС Иркутской области от 25.01.2018 по делу № А19-13818/2016.

[17] Определение ВС от 19.10.2017 по делу № А40-246046/2016, постановление АС Уральского округа от 24.10.2016 по делу № А76-29461/2015.

[18] Определение АС Красноярского края от 21.11.2018 по делу № А33-15573/2018.

[19] Ст. 18 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

Отвод судебного эксперта предусмотрен для того, чтобы обеспечить независимость экспертизы. В отличие от отвода судьи и других более значимых участников судебного процесса, отвод эксперта очень слабо регламентирован в законодательстве. Это порождает массу неудобств и нарушений законодательства, причём, зачастую совершаемых не специально, а по не знанию. Незнание закона, конечное же, не освобождает от ответственности, но чаще всего на практике нарушения, связанные с несвоевременным отводом либо с не назначением отвода эксперту, который ему подлежит, остаются никем не замеченными.

Дело в том, что собственно Уголовно-Процессуальный кодекс не содержит полного перечня оснований для отвода эксперта. Там перечислены лишь основные моменты – эксперт не должен быть потерпевшим, не должен быть гражданским истцом, ответчиком или свидетелем по рассматриваемому делу, не должен состоять в родственной связи ни с кем из участников процесса, и “иные обстоятельства”, которые могут поставить под сомнение его независимость. Среди них – нахождение эксперта в данный момент или в прошлом в служебной зависимости от какого-либо заинтересованного лица, а также некомпетентность эксперта по вопросам, интересующим следствие.

Остальная информация о причинах, которые должны привести к отводу эксперта, содержатся в федеральном законе от 31 мая 2001 г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ". Среди них – установление факта заинтересованности и зависимости не самого эксперта, а руководителя экспертного учреждения, где проводится экспертиза. В отношении судебно-медицинской экспертизы, экспертом не может стать то лицо, которое ранее оказывало врачебную помощь кому-либо из заинтересованных лиц. Кроме того, отвод назначается медицинскому эксперту, который осуществлял экспертизу без собственно обследования лица.

Как видите, законодательство содержит элементарный огрех, который способствует снижению его эффективности. Все знают, что участникам процесса ещё до назначения судебной экспертизы подробно разъясняются все её подробности, в том числе и основания для отвода. Но из вышеперечисленных оснований на практике два последних крайне редко становятся известны участником судебного процесса. Это – нарушение действующего законодательства. И причина такого – как раз в незнании работниками судопроизводства этих дополнений и уточнений к Уголовно-Процессуальному кодексу. Если бы эти уточнения размещались собственно в УПК, а не в отдельном законе, такие нарушения бы не встречались настолько часто.

Ещё одна неясность, касающаяся отвода эксперта, которая размещена в УПК, состоит в том, что время назначения отвода точно не оговорено. Хотя, к примеру, касательно отвода судьи эта информация расписана со всеми подробностями. Исходя из простой логики, становится ясно, что идеальным моментом для отвода эксперта является момент, когда участникам процесса объявляют о назначении экспертизы. В этот момент, то есть до начала экспертизы, любой из участников имеет право заявить об отводе эксперта по той или иной причине.

Но на практике, из-за того, что эта деталь не полностью оговорена в УПК, в данной области тоже очень часто встречаются нарушения. Элементарно, многие участники даже не подозревают, что они вообще имеют право давать заявление на отвод эксперта! Либо их ознакомляют с данными правами несвоевременно. В п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК не предписывается категорическое требование к указанию фамилии, имени, отчества эксперта, а также сведений о его специализации, образовании, рабочем стаже и пр. Таким образом, участники процесса фактически лишаются всех оснований, на которых они могли бы заявить об отводе. Не зная ничего об эксперте, никто не сможет обнаружить, состоит ли он с кем-либо в родственной связи, подходит ли он по компетенции и т.д. Более того, часто сам следователь остаётся в неведении, так как руководитель экспертного учреждения не сообщает ему необходимые данные об эксперте.

Решение этой проблемы лежит через совершенствование УПК и окончательное разъяснение всех неточностей, связанных с процессом назначения эксперта, равно как и с процессом его отвода. Если бы в самом УПК содержались точные предписания насчёт того, что все сведения об эксперте до начала производства судебной экспертизы должны быть обязательно переданы всем участникам судебного процесса, было бы меньше разных проблематичных ситуаций, связанных с некомпетентностью или же с зависимостью эксперта.

магистрант ФГБОУ ВО «Вятский государственный университет» (ВятГУ)

BASES FOR THE EXPERT’S DIVISION IN THE PROCESS OF THE CIVIL AND ARBITRATION PROCESS

Elena Cholak

magistracy FGBOU VO «Vyatsky state University» (Vyatka State University)

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются основания для отвода судебного эксперта по гражданским и арбитражным делам, а также отличие оснований для отвода эксперта в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

ABSTRACT

This article examines the grounds for the challenge of a forensic expert in civil and arbitration cases, as well as the difference in grounds for the expert’s challenge in civil and arbitration proceedings.

Ключевые слова: судебная экспертиза; эксперт; отвод эксперту; гражданский процесс; арбитражный процесс.

Keywords: judicial examination; expert; call for an expert; civil process; arbitration process.

В настоящее время при назначении судебной экспертизы по гражданским и арбитражным делам нередко встает вопрос об отводе эксперта.

Судебный эксперт- это лицо, обладающее специальными позна­ниями и назначенное судом в порядке, установленном процес­суальным законодательством (ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее- ГПК РФ) [2], ст. 55 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее- АПК РФ) [1] для производства судебной экспертизы и дачи заключений. В качестве эксперта может быть любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями.

При назначении экспертизы по гражданским и арбитражным делам, лица, участвующие в деле, имеют право не только определять круг вопросов, предлагать кандидатуры экспертов или организаций для проведения судебной экспертизы, но и заявлять им отводы и т. п.

Согласно ст. 18 ФЗ «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в РФ» [6] эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы и в том случае, если она ему поручена, то он обязан немедленно прекратить её производство при наличии оснований, которые предусмотрены в процессуальном законодательстве Российской Федерации.

Основания для отвода эксперта можно условно можно разделить на несколько групп:

  1. Некомпетентность эксперта;
  2. Обстоятельства, при которых у эксперта имеется личная, прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела;
  3. Если эксперт ранее участвовал при рассмотрении данного дела;
  4. Если эксперт находился или находится в служебной зависимости от участников процесса.

Компетентность эксперта это практическая способность, которая подразумевает наличие у эксперта специальных знаний в различных областях науки, технике, искусстве и прочее, приемов и методов, которые необходимы для решения экспертных задач. Компетентность экспертов зависит от его образования, обеспечивается отлаженной системой подготовки, переподготовки и опыта практической работы. Уровень профессиональной подготовки экспертов контролируется каждые пять лет экспертно-квалификационными комиссиями, подтверждающими право самостоятельного производства экспертизы данным лицом.

Прямая или личная заинтересованность предполагает, что у эксперта есть материальная, моральная или иная выгода. Косвенная заинтересованность проявляется в том, что в результатах судебной экспертизы заинтересованы родственники, друзья, коллеги эксперта, либо лица, которые находятся с этим экспертом в неприязненных отношениях. Например, если эксперт является стороной по делу, свидетелем, родственником потерпевшего или обвиняемого либо законным представителем последнего, то он должен быть отведен от проведения судебной экспертизы.

Полежит отводу судебный эксперт и в том случае, если он принимал участие в рассматриваемом деле в качестве законного пред­ставителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, истца или ответчика, переводчика, специалиста, секретаря судебного заседания и пр. Но стоит отметить, что предыдущее участие в деле судебного эксперта в этом же качестве- эксперта, не является основанием для его отвода или самоотвода.

Но в арбитражном процессе основания для отвода эксперта несколько отличаются от оснований для отвода по гражданским делам. Так, в ст. 23 АПК РФ основанием для отвода эксперта, кроме тех оснований для отвода эксперта, которые предусмотрены гражданским процессуальным законодательством, может быть проведение им ревизии или проверки, материалы которых используются при рассмотрении данного дела или стали поводом для обращения в арбитражный суд [1].

В качестве примера из судебной практики проанализируем Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.02.2018 № Ф06-21142/2017 по делу № А55-5693/2016, в соответствии с которым признаны обоснованными доводы заявителя кассационной жалобы о том, что, поскольку в рамках вышеуказанного дела экспертной оценке подвергалась та же отчетность Общества и за тот же период, ни экспертная организация, ни эксперт, не могут быть признаны объективными и беспристрастными при проведении экспертизы по тем же документам в рамках дела, так как они связаны своей прежней оценкой относительно показателей отчетности Общества за тот же период в рамках ранее проведенного экспертного исследования по договору с лицом, являющимся истцом по делу.

При исследовании представленных в материалы дела доказательств суд округа, установил, что экспертная организация и его директор Д., которым судом первой инстанции было поручено проведение экспертизы по указанному делу, ранее привлекались одним из истцов к оценке бухгалтерских документов Общества по договору, заключенному между Я. и экспертной организацией.

Экспертной организации передавались документы, на основании которых экспертная организация уже высказали свое мнение, сделали соответствующие выводы, приобщенные впоследствии в материалы дела.

При этом эксперт, на основании договора с Я. утвердивший результаты оценки отчетности Общества, дал соответствующую оценку доказательствам, положенным в основание удовлетворения требований в рамках дела еще до предъявления иска в суд.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами суд округа признал выводы первой и апелляционной инстанций ненадлежащими доказа­тельствами и отменил судебные акты в связи с допущенными нарушениями норм процессуального права и не соответствием выводов судов обстоятельствам дела [4].

Следующий пример из судебной практики. В Арбитражный суд города Севастополя с заявлением об отводе эксперта и экспертной организации обратился истец. Ранее по делу назначена была судебная автотехническая экспертиза, проведение которой поручено эксперту государственного экспертного учреждения. В обоснование своих требо­ваний истец указал на давние неприязненные отношения, сложившиеся между экспертом-техником Б., проводившим независимую внесудебную техническую экспертизу и выдавшего заключение, представленное в материалы дела, и эксперта М., которому определением суда поручено проведение экспертизы, в связи с указанными обстоятельствами у истца имеется существенное основание сомневаться в объективности проведения экспертизы государственным экспертом и его выводах.

Оценив доводы заявления об отводе эксперта, принимая во внимание отсутствие в материалах дела достоверных доказательств, свидетельствующих о заинтересованности судебного эксперта государ­ственного экспертного учреждения М. в проведении экспертизы и исходе дела, а также о наличии иных обстоятельств, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности эксперта, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных оснований для удовлетворения заявления об отводе эксперта.

Вместе с тем, с целью исключить возможность возникновения сомнений в беспристрастности судебного эксперта М., и наличие в государственном экспертном учреждении иных экспертов, суд посчитал необходимым поручить проведение экспертизы тому же государ­ственному экспертному учреждению, обязав руководителя экспертного учреждения поручить проведение экспертизы судебному эксперту З. или судебному эксперту Д [3].

Далее, постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 декабря 2017 г. № Ф07-12767/17 по делу № А56-23735/2016 суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции на основании того, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик заявлял отвод экспертной организации, мотивировав его тем, что одним из предста­вителей предпринимателя (истца) на основании доверенности является Д., который знакомился с материалами указанного дела в качестве предста­вителя ООО «Г.-К.», действующего на основании доверенности, о чем на обложке первого тома дела сделана отметка.

Таким образом, в момент назначения судом экспертизы один из представителей истца являлся одновременно представителем экспертного учреждения, которому было поручено проведение экспертизы. При этом из определения суда первой инстанции следует, что о назначении экспертизы в ООО «Г.-К.» просил представитель истца, в то время как ответчик предлагал иные экспертные организации.

Кроме того из материалов дела следует, что назначенный судом эксперт О. входит в органы управления ООО «Г.-К.» — является исполнительным директором общества, то есть в силу служебного положения также выступает его представителем.

Таким образом, кассационная инстанция посчитала, что в данном случае возникшие у ответчика сомнения в беспристрастности эксперта являются объективно обоснованными.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция установила, что указанное заключение эксперта не может быть признано надлежащим доказательством.

Поскольку заключение эксперта является, по сути, единственным доказательством, подтверждающим обоснованность доводов истца, кассационная инстанция отменила обжалуемые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение [5].

Это всего лишь несколько примеров судебной практики, которые свидетельствуют об актуальной проблематике вопроса об отводе эксперту.

Отводу экспертов или экспертной организации в целом в специальной литературе отведено незначительное, на мой взгляд, место. Однако, как показывает судебная практика, данный вопрос подлежит более глубокому анализу со стороны специалистов, разработки и принятия по итогам анализа соответствующих положений в нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность экспертов.

Судам необходимо более тщательно отбирать кандидатуры, как экспертов, так и экспертных организаций. В обязательном порядке запрашивать необходимые для подтверждения квалификации, уровня соответствующего образования документы. Кроме того, суд не должен игнорировать утверждения сторон при имеющихся сомнениях в беспристрастности эксперта и экспертной организации при прове­дении назначенной судом экспертизы. Все это служит, в конечном итоге, для цели всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела.

12
February
Читайте также:  Как получить межевание участка
Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector