Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53

Отобрание ребенка у родителей

защита прав в суде без адвоката

Косова Ольга Юрьевна, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, доцент.

Семейный кодекс РФ (СК) предусматривает судебную и административную процедуры изъятия (отобрания) детей из семьи, где они воспитываются одним или обоими родителями. В рамках деятельности судов общей юрисдикции эти процедуры сопряжены с разрешением исковых требований о лишении и ограничении родительских прав (ст. 69 — 71, 73 — 75 СК); в рамках деятельности административных органов опеки и попечительства — это немедленное отобрание ребенка (ст. 77 СК), впоследствии также предполагающее обращение в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав.

Дела, связанные с отобранием детей, хорошо известны судебной практике, в течение последних десятилетий только дел о лишении родительских прав рассматривалось российскими судами общей юрисдикции ежегодно несколько десятков тысяч . Вопросы применения законодательства о спорах, связанных с воспитанием детей (в том числе о лишении и ограничении родительских прав), разъяснялись Верховным Судом РФ в Постановлении Пленума от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» и в Обзоре соответствующей судебной практики . Несмотря на это, далеко не все коллизии и пробелы находят единообразное разрешение в теории и на практике, а действительность рождает новые вопросы толкования и применения семейного законодательства.

Разрешение споров о лишении или ограничении родительских прав только на первый взгляд не представляет сложности. На самом деле в рамках судопроизводства и его строгой гражданско-правовой формы суд должен вникать в сугубо личные вопросы межличностных взаимоотношений членов семьи, обращаясь для их разрешения не только к юридическим, но и нравственным нормам, которые зачастую в гораздо большей степени, чем нормы права, определяют глубинные процессы жизни каждой конкретной семьи. Объективная оценка ситуации, сложившейся в семье и влияющей на воспитание ребенка, формирование его личности требуют от суда, прокурора, органа опеки и попечительства не только правовых знаний, но и познаний в психологии, педагогике, а также твердой нравственной позиции и понимания тех социальных процессов, которые охватывают жизнь семьи и ребенка в современном российском обществе. Такая необходимость касается не только исков о лишении родительских прав, которые предъявляются к родителям в ситуациях очевидного семейного неблагополучия, но и споров между внешне вполне благопристойными родителями, которые не находят согласия по разным вопросам своих взаимоотношений, а вопрос о лишении родительских прав ставится одним из них скорее с целью досадить другому, юридически лишить его возможности общения с ребенком и дальнейшего участия в воспитании, а также иных непростых и разросшихся до судебной тяжбы межличностных семейных конфликтов.

В этом плане нужно обратить внимание на позицию Верховного Суда РФ, занятую им в Обзоре относительно участия в процессе специалистов самых разных категорий (инспекторов по делам несовершеннолетних; специалистов органов управления образованием, по охране прав детей; педагогов; педагогов-психологов; социальных педагогов; врачей — психологов-диагностов, психиатров и др.) и проведения при необходимости экспертных исследований (судебно-психологических, судебно-психиатрических, комплексных психолого-психиатрических, психолого-педагогических, психолого-валеологических, социально-психологических). Полученные в таких случаях доказательства помогут судам диагностировать внутрисемейные отношения и взаимоотношения ребенка с каждым из родителей, выявить психологические особенности каждого из родителей и ребенка, дать психологический анализ семейного конфликта в целом, определить наличие или отсутствие психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей, установить иные имеющие значение для дела обстоятельства. И если развитие правоприменительной практики защиты прав детей в направлении большей специализации и глубокой оценки семейной ситуации, в условиях отсутствия особых судов («ювенальной юстиции») можно условно назвать текущим этапом такой «ювенализации» российского гражданского процесса, то ее нельзя не приветствовать.

Сложность дел о лишении и ограничении родительских прав, как и вообще споров о воспитании, предопределена также тем обстоятельством, что семейно-правовой конфликт охватывает не только осуществление права ребенка на воспитание в семье (ст. 54 СК РФ), но и право (а не только исполнение обязанности) каждого из родителей воспитывать своего ребенка. Случается, что объект и субъекты права на воспитание отходят на второй план как чисто теоретические конструкции, в результате рождаются, на наш взгляд, ошибочные предложения, например, о допустимости использовании отобрания ребенка в качестве обеспечительной меры по иску о лишении родительских прав, или, например, мировых соглашений по этой категории дел. Осуществление права на воспитание, принадлежащее разным субъектам (каждому из родителей и ребенку), неразрывно связано объектом — возможностью их близкого доверительного межличностного общения в кругу семьи. Как для ребенка, так и для родителя это общение является безусловным личным благом неимущественного характера и позитивно воздействует на личность обеих сторон.

Необходимость обеспечения такого общения сторон, а значит взаимоувязанность права ребенка воспитываться родителем и права родителя на его воспитание, диктуются самой социальной действительностью и не могут не признаваться и не учитываться законодателем и правоприменителем в качестве важнейшего принципа семейно-правового регулирования отношений между родителем и ребенком. Не случайно положения ст. 9, 10 Конвенции о правах ребенка ООН исходят из недопустимости разлучения детей и родителей без их согласия и предполагают такую возможность только при определенных условиях и в соответствии с установленными процедурами. При этом в качестве общего правила гарантируется систематическое личное общение разлученных родителей и детей, даже если они проживают в разных государствах. В основе этого подхода, нашедшего отражение в ст. 55 СК, лежит понимание значимости сохранения социальных связей между ними не только в отношении конкретных родителей и детей, но и общества в целом.

Конвенция о правах ребенка (ст. 5) и Семейный кодекс РФ (п. 1 ст. 63) отдают приоритет в воспитании ребенка в первую очередь его родителям, одновременно возлагая на них соответствующую обязанность и ответственность за воспитание, что также небезосновательно. Именно родители в силу близкого родства с ребенком способны в наибольшей степени учесть индивидуальность ребенка при его воспитании, выявить соответствие интересам ребенка воздействия на него кого-либо или чего-либо. Родители являются законными представителями детей и достаточно свободны в осуществлении своих прав, а закон исходит из недопустимости произвольного вмешательства в дела семьи (ч. 2 п. 1 ст. 1 СК РФ). Ситуация, когда родители становятся врагами своим детям, оказывают отрицательное воздействие на них, к счастью, пока еще не норма социальной жизни. Но она свидетельствует об ослаблении влияния на людей норм морали, а при масштабности своего распространения говорит о разложении общественного строя, поскольку в основе любого общества на его микросоциальном уровне лежит любовь матери и отца к своему ребенку, их забота о нем.

Как только семейный конфликт выходит за рамки семьи и становится предметом судебного рассмотрения, вопросы о том, надлежащее или ненадлежащее воспитание получает ребенок в семье, в какой степени это предопределено сознательными действиями родителей и насколько отвечает интересам ребенка сохранение межличностной связи с родителем (родителями), перестают быть исключительно частным делом и встают перед органом публичной власти. Здесь оценка воспитательного процесса должна даваться с публичных позиций, поскольку внутрисемейное неблагополучие, асоциальность и аморальность ребенка, его родителей «выплескиваются» на российское общество, а применительно к текущей ситуации можно сказать, что и «захлестывают» его. Поэтому многоаспектность интересов — частных (каждого из родителей и ребенка) и публичных — затрудняет поиск их оптимального соотношения при разрешении споров о воспитании, дополнительно осложняя применение права.

На фоне маргинализации значительного числа российских семей и попыток освоения новых, главным образом западного образца, «ювенальных технологий» особую социальную актуальность приобрел вопрос о легализации изъятия детей из семьи. Однако он является лишь частью более емкой и сложной проблемы, связанной с взаимодействием в правовой действительности вполне автономных социальных институтов: государства и семьи, которая во многом затрагивает нравственный порядок в обществе. Нельзя не поддержать постановку вопроса о нравственной и воспитательной роли суда в гражданском процессе, тем более что «сформировавшаяся в России общественная мораль», основанная на «неоспоримых правилах человеческого сосуществования», в настоящее время ставится под сомнение. Теоретическую и практическую сторону этой проблематики, на наш взгляд, довольно ярко позволяет проиллюстрировать вопрос об осуществлении права несовершеннолетнего ребенка на защиту в части самостоятельного обращения в суды с исками к родителям о лишении их родительских прав.

В ст. 56 СК закреплено право ребенка на защиту, которое, очевидно, может осуществляться в установленном законом порядке. Обратившись к правилам судебной формы защиты, видим, что помимо общих правил о гражданской процессуальной дееспособности несовершеннолетних ст. 37 ГПК РФ содержит норму, по которой в случаях, предусмотренных федеральным законом, по ряду категорий дел, в том числе возникающих из семейных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы, суд вправе привлекать к участию в таких делах их законных представителей. Семейный кодекс в п. 2 ст. 56 указывает на защиту прав ребенка в случаях злоупотреблений со стороны родителей: «при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет — в суд».

Читайте также:  Оформление сварщика на работу

На первый взгляд, рассматриваемая норма согласуется со ст. 37 ГПК, но только при условии, если право ребенка на защиту действительно существует в качестве материального субъективного семейного права. Но дело в том, что такого субъективного права в сфере действия объективного семейного права быть не может. Возможность обращения за защитой материального права традиционно считается составляющей любого субъективного семейного права, а реализуется она применительно к судебной форме защиты через отраслевые гражданско-процессуальные нормы.

По существу в норме п. 2 ст. 56 СК речь идет о конфликтах, возникающих в ходе воспитания между ребенком и родителями (иными законными представителями), иными словами, она имеет отношение к защите материального субъективного семейного права на воспитание, которое, вне всяких сомнений, связывает родителя и ребенка. К тому же социальная подоплека возникновения права «на защиту от злоупотреблений родителей» во многом совпадает с наличием обстоятельств, которые согласно СК считаются основаниями для лишения родительских прав, однако особого способа защиты права в случаях п. 2 ст. 56 СК, кроме лишения родительских прав, кодекс прямо не предусматривает.

Кроме того, допустимость самостоятельного обращения несовершеннолетнего в суд, в принципе, означает, что субъективная оценка подростком поступков родителей автоматически лишает последних права законного представительства в решении вопросов защиты его интересов и дает возможность без достаточных к тому оснований трансформировать родителей в сферу гражданского процесса в качестве ответчиков.

Между тем норма п. 1 ст. 70 СК, определяющая круг возможных заявителей по делам о лишении родительских прав, не дает права несовершеннолетним независимо от их возраста обращаться в суды с требованиями о лишении их родителей прав в отношении самих этих детей. Выход из ситуации, несущей в себе проблему не только юридического, но и социального, в особенности морального, свойства, с правовых позиций может быть вполне традиционным — приоритет в применении должен отдаваться норме специальной, закрепленной п. 1 ст. 70 СК и определяющей круг субъектов, управомоченных инициировать возбуждение дела о лишении родительских прав.

Если в отечественной правоприменительной практике, даже в советский период, такие иски обществом не приветствовались и детьми не заявлялись, то в последние годы случаи обращения несовершеннолетних за лишением своих родителей прав участились. Зачастую они фиктивны и заявляются с целью последующего приобретения преимуществ, установленных законом для категории детей, оставшихся без попечения родителей. До недавнего времени на практике не было выработано единой позиции по вопросу о правомочности таких обращений несовершеннолетних и его процессуальных последствий. Ответ на него предложен в Обзоре Верховным Судом РФ, который, впрочем, высказывается весьма деликатно, считая, что «вряд ли можно признать правильной» практику судов, отказывающих в принятии исковых заявлений о лишении родительских прав, если они подавались несовершеннолетними, со ссылкой на п. 1 ст. 70 СК, поскольку ее необходимо применять в совокупности с нормой п. 2 ст. 56 СК.

Однако позволим себе не согласиться с позицией Верховного Суда по рассматриваемому вопросу, не только с сугубо юридической точки зрения. На наш взгляд, она расширяет возможности необоснованного обращения с претензиями к родителям подростков в возрасте от 14 до 18 лет, т.к. любой конфликт, связанный с воспитанием, рискует перерасти в судебное разбирательство; способна сформировать соответствующую судебную практику с неблагоприятными социальными последствиями как для «постсудебных» взаимоотношений конкретных родителя и ребенка, так и общества в целом. Общественная мораль и исторические традиции отечественного права до сих пор исключали ситуацию, когда ребенок становится заявителем по отношению к родителю, публично перед судом ставя под вопрос осуществление последним процесса воспитания.

Ввиду отсутствия необходимой социальной зрелости несовершеннолетний, даже в подростковом возрасте, зачастую не способен в полной мере осознавать свои интересы, осуществлять права и действовать при этом не в противоречии с интересами других членов семьи, что важно с точки зрения общих принципов осуществления субъективных семейных прав (п. 1 ст. 7 СК). Действие принципа приоритета интересов детей вовсе не предполагает, что они должны абсолютизироваться и тем самым противопоставляться интересам других членов семьи. Конфликтная ситуация в семье не должна провоцировать постановку несовершеннолетним вопроса о лишении родительских прав и, прежде чем стать предметом судебного разбирательства, должна быть профессионально оценена. Даже если конфликт рискует перейти на уровень публичного обсуждения, необходимы меры для поиска семейного консенсуса — это задача специалистов: педагогов и психологов органов опеки и попечительства. Предоставлением ребенку, особенно в переломном для него возрасте переосмысления социальных связей и самоутверждения, возможности самостоятельного обращения в суд законодатель способен лишь углубить конфликт внутри семьи на будущее, расширить путь для вмешательства во внутренние дела семьи, что видится опасной тенденцией правового регулирования отношений между родителями и детьми.

Не удивляет волна неприятия общественностью России западного варианта «ювенализации» российского права, краеугольный камень которого она видит в разрушении семьи через противопоставление интересов ребенка интересам родителей и семьи в целом. Общество принимает идею о необходимости новых, в большей степени учитывающих личность каждого конкретного ребенка, форм работы субъектов системы профилактики с детьми и ювенальной специализации судов, но обоснованно опасается другого, причем крайне опасного для института семьи шага государства в направлении необоснованного вмешательства в дела семьи и принудительного безосновательного разлучения родителей и детей, который многие западноевропейские государства уже сделали. Дела, связанные с отобранием детей, обнажают проблему реального взаимодействия семьи и государства, решение которой не только в четком определении, насколько и при каких нормативных условиях допустимо вмешательство публичной власти в частную жизнь автономно существующего микросоциума — семьи и отобрание детей у родителей, но также и в том, в какой мере государство ответственно за масштабное и ширящееся семейное неблагополучие.

Специалисты отмечают, что детская беспризорность является следствием обострения социально-демографических процессов, падения жизненного уровня населения, социального расслоения, понижения уровня образования и воспитания, отсутствия культуры отдыха, падения духовно-нравственных ценностей, жилищных и иных проблем . Очевидно, что в условиях скудных норм оплаты труда и показателей уровня жизни, побуждающих родителей большую часть времени и сил отдавать работе по найму, лишая себя семейного общения и возможности личного воспитания детей, распространение через СМИ и информационные сети негативно влияющей на психику и поведение людей информации, разрушения традиционного для России культурного поля, среднестатистическим родителям все труднее воспитать физически и психически здорового, духовно развитого ребенка, способного любить и беречь своих близких, свою Родину. Получается, что, юридически требуя от родителей позитивных результатов воспитания детей, государство в должной мере не пресекает негативного, уродующего воздействия на их личность со стороны других «воспитателей», круг которых в так называемом «информационном обществе» все ширится. Но ведь ребенок существует и его личность формируется не только внутри семьи, но и в иной социальной среде, и чем старше он становится, тем меньше семья располагает реальными возможностями воздействовать на него, в том числе оградить от отрицательного «воспитательного» воздействия на его сознание.

В рамках системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних государство требует от целого ряда государственных и общественных структур индивидуальной работы с отдельными категориями несовершеннолетних и с семьями, «находящимися в социально опасном положении», предлагая соответствующие формы и способы такой деятельности. Речь идет именно о тех ситуациях, когда семейное неблагополучие начинает порождать негативные последствия как для воспитывающихся в них детей, так и для жизни других людей. Вместе с тем качество выполнения функциональных обязанностей со стороны «субъектов профилактики» (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, органов системы образования, внутренних дел и др.) зачастую носит формальный характер, требует большей эффективности и даже просто большего человеческого участия в судьбе людей, остро нуждающихся в поддержке социума. Государственная политика и деятельность этих органов должны быть направлены на сохранение и нормальное функционирование семей.

Судебные органы, как органы российского государства, своей деятельностью тоже осуществляют государственную политику защиты семьи, материнства, отцовства и детства. В связи с этим нельзя не обратить внимания и не поддержать линию правоприменения, на которую в Обзоре ориентирует суды Верховный Суд РФ. Это необходимость всесторонней оценки ситуации, связанной с возникновением и существованием семейного правового конфликта и нарушением прав детей, процессуального реагирования на ненадлежащее выполнение обязанностей со стороны органов системы профилактики путем вынесения частных опре

В последнее время то тут, то там, на просторах интернета: в форумах, блогах, социальных сетях и других ресурсах, а иногда и из уст журналистов ведущих Российских телеканалов мы слышим о том, что в той или иной семье ОТОБРАЛИ РЕБЕНКА.

Читайте также:  Оформление иждивения на ребенка

У любой нормальной женщины эти слова вызывают ужас, панику: как можно отобрать самое святое у матери. В таком эмоциональном состоянии мыслить спокойно зачастую уже не получается.

Давайте разберемся, что же на самом деле такое ОТОБРАНИЕ, как часто оно происходит и стоит ли его бояться.

Согласно Семейному кодексу РФ, отобрание ребенка у родителей возможно в следующих случаях:

  • при лишении родительских прав обоих родителей (п. 5 ст. 71 СК РФ);
  • при ограничении родительских прав обоих родителей (п. 4 ст. 74 СК РФ);
  • если судом установлено, что ни родитель, ни лицо, у которого находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие (п. 2 ст. 68 СК РФ).
  • отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью (ст. 77 СК РФ)

Первое, на что стоит обратить внимание, — в данном случае речь идет об отобрании именно у родителей. Иными законными представителями детей могут быть учреждения (Детский дом, Дом малютки, Приют и т.п.), усыновители, опекуны, попечители, приемные родители, патронатные воспитатели (в случае если данная форма устройства распространена в соответствующем субъекте федерации). Кроме того, дети могут находиться у родственников, не являющихся законными представителями, или у посторонних лиц. Порядок изъятия детей от вышеуказанных лиц регулируется ИНЫМИ нормами права.

1. Лишение родительских прав

Основания для ЛИШЕНИЯ родительских прав указаны в ст. 69 СК РФ. Решение о лишении родителя прав выносится судом по месту нахождения ответчика (одного из них). В процессе обязательно присутствует прокурор, орган опеки и попечительства, которые дают заключение о законности выносимого решения и целесообразности (нецелесообразности) лишения родительских прав (соответственно). Основанием для отобрания ребенка в данном случае является вступившее в законную силу решение суда.

2. Ограничение родительских прав

Существует два основания для ОГРАНИЧЕНИЯ родительских прав (ст. 73 СК РФ).

Первое — в случае, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).

И второе — если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Ограничение родительских прав проходит в том же порядке, что и лишение. Основанием для отобрания ребенка в этом случае также является вступившее в законную силу решение суда.

3. Отобрание ребенка судом у иных лиц

Третий случай касается ситуации, когда ребенок УЖЕ находится не у родителей, а у иных лиц (например, бабушки или дедушки), а родители обращаются в суд за защитой своего нарушенного права, с просьбой о передачи им ребенка. В такой ситуации суд, руководствуясь интересами детей, может отказаться передать родителям ребенка, если судом установлено, что лицо, у которого находится ребенок, также не может заниматься его защитой, то суд САМ, по СВОЕЙ инициативе может вынести решение о передаче ребенка на попечение органа опеки и попечительства.

Отобрание ребенка у родителей в случае непосредственной угрозы его жизни и здоровью

Наиболее пугающим и часто обсуждаемым в СМИ является 4-й случай — отобрание ребенка у родителей в случае непосредственной угрозы его жизни или здоровью. Такое отобрание происходит на основании решения органа опеки и попечительства.

Под непосредственной угрозой в теории и практике права понимается реальная, конкретная, существующая в данную минуту угроза, которая с необходимостью породит наступление общественно опасных последствий в виде вреда жизни или здоровью ребенка. Если угроза существовала 5, 10 минут назад или только ВОЗМОЖНО будет существовать через несколько часов или дней, отобрание ребенка невозможно.

Кроме того, следует особо подчеркнуть, что при отобрании ребенка у родителей органом опеки и попечительства, последний обязан НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО уведомить прокурора. (На практике прокурор уведомляется телефонным звонком в момент отобрания или сразу после него, и в течение суток дополнительно уведомляется письменно). Кроме того, в 7-мидневный срок орган опеки обязан выйти в суд с иском о лишении родительских прав или ограничении родительских прав. Данное положение, с одной стороны, существенно снижает возможность произвола со стороны сотрудников опеки, а с другой — зачастую делает невозможной защиту прав детей.

Дело все в том, что сам факт отобрания ребенка при наличии угрозы жизни и здоровью не является основанием для лишения или ограничения родительских прав (см ст.ст. 69 и 73 СК РФ). Более того, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой.

На практике это означает, что органом опеки и попечительства должна быть проведена длительная профилактическая работа, не давшая результатов. Однако в таких случаях орган опеки и попечительства не будет дожидаться наступления непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка и подаст иск в суд раньше. Кроме того, парадоксально, но факт, согласно тому же Постановлению Пленума ВС, в исключительных случаях, при доказанности виновного поведения родителя, суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Например, родители жестоко обращались с ребенком, не кормили, бросали его одного дома голодным; орган опеки отобрал ребенка в силу угрозы жизни или здоровью, что было ДОКАЗАНО в судебном порядке, однако, несмотря на это, суд может вынести нерадивому родителю лишь… предупреждение, что и происходит все чаще и чаще…

Таким образом, орган опеки и попечительства фактически может отобрать ребенка у родителей только в том случае, если родители УЖЕ состояли на учете в данном органе, с ними проводилась соответствующая профилактическая работа, которая не дала своих результатов. В противном случае, суд откажет в удовлетворении иска о лишении/ограничении прав, а также вынесет частное определение о нарушении органом опеки и попечительства законодательства, кроме того представление о том же вынесет и прокурор, участвующий в деле.

Выше уже говорилось о том, что речь идет об отобрании ребенка у родителей. Вместе с тем, хочется рассмотреть конкретную ситуацию. Ребенок находится у бабушки, подруги родителей, крестной, и т.п. и т.д., приходит в дом сотрудник органа опеки и… что же будет? Если взрослый, присматривающий за ребенком, адекватен, не прикован к постели, не находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и при этом поясняет, что все в порядке и родители доверили ему заботиться о ребенке какое-то время, то оснований для вмешательства органа опеки нет. В противном случае (взрослый неадекватен, болен, пьян и т.п. или сообщает о том, что ребенок ему не нужен, заниматься его воспитанием он не хочет, а родители за ребенком не приходят и где они – взрослый не знает), Органом Внутренних дел составляется акт о доставлении подкинутого ребенка, что не является отобранием.

5. Временное изъятие по заявлению родителей

И последняя ситуация, которая часто характеризуется как отобрание, однако им не является. При проведении контрольных актов обследования семей группы риска сотрудники опеки зачастую видят ситуации, когда родители явно не справляются с воспитанием детей, дети больные, голодные, страдают педикулезом, в доме отсутствует элементарная еда (молоко, хлеб, суп и т.п.). В таких случаях, родителям предлагают поместить ребенка в учреждение временного пребывания. Основанием для этого помещения может служить личное заявление родителей (одного из них). На время нахождения ребенка в учреждении родителям предлагают пройти реабилитационные мероприятия: лечение у врачей, консультацию у психологов, предлагается работа из перечня имеющейся в Службе занятости населения, принимаются меры по оформлению необходимых документов.

В заключение следует добавить, что каждый новый ребенок, переданный на попечение органу опеки и попечительства — это огромное количество работы, множество документов, поездок, которые надо выполнить в строго определенный законодательством срок. Бытующее мнение о неких планах и нормах на отобрание детей, а также премиях сотрудникам опеки является ложью, фарсом и провокацией, которую следует признать небезуспешной…

При осуществлении родительских прав родители не должны своими действиями причинять ребенку физический или моральный вред и не должны влиять в отрицательном русле на их развитие.

При осуществлении родительских прав родители не должны своими действиями причинять ребенку физический или моральный вред и не должны влиять в отрицательном русле на их развитие. Родители имеют право на самостоятельный выбор способа воспитания ребенка, но только если он не противоречит интересам ребенка.

Исходя из действующей правовой базы, способ воспитания должен исключать пренебрежительное или грубое обращение с ребенком, а также принудительную эксплуатацию и физическое насилие. Если будет установлено, что родители ребенка недолжным образом принимают участие в его воспитании, а их прямые или косвенные действия могут привести к появлению опасности для жизни, развития или здоровья несовершеннолетнего, то в таком случае государство оставляет за собой право произвести отобрание ребенка, чьи интересы поддаются грубому попранию.

Читайте также:  Отчество римовна от какого имени

Основания для отобрание ребенка из семьи

Нередко возникают проблемные ситуации, которые нуждаются в срочной реакции со стороны государства и уполномоченных органов по применению комплексного подхода к защите прав и интересов детей из-за существующей угрозы для их жизни и здоровья.

Отобрание ребенка у родителей регламентируется в соответствии с положениями ст.77 СК РФ. В данном нормативном документе перечислены все основания, которые могут послужить для того, чтобы ребенок был изъят из собственной семьи.

Правовым основанием для осуществления подобной меры (отобрание ребенка) выступает решение уполномоченных органов об изъятии ребенка из семьи. Но при этом, стоит обратить внимание на то, что данная мера может быть применена исключительно в тех ситуациях, когда ребенок находится в реальной опасности, которая исходит со стороны его родителей. Кроме того, изъятие ребенка может быть проведено только тогда, когда имеются весомые доказательства, что ребенок в собственной семье поддается неправильным и противоправным способам воспитания.

Для того, чтобы произошло отобрание ребенка, необходимо наличие следующих факторов:

  • Родители грубо нарушают права ребенка на получение образования, то есть не отдают его в школу и не проводят никаких действий для формирования интеллектуального развития несовершеннолетнего;
  • Если ребенок постоянно проживает в атмосфере страха, физического или морального воздействия;
  • Если основные потребности ребенка (в еде, отдыхе, одежде и т.д.) родителями игнорируются;
  • Если имеет место регулярное избиение детей, влекущее за собой угрозу здоровью и жизни несовершеннолетнего. Причем в данном случае будет осуществлено немедленное изъятие ребенка.
  • Если будет установлено, что в отношении ребенка применимы вышеуказанные факторы, то государство имеет право забрать его от родителей, которые недолжным образом проводят комплекс действий по воспитанию ребенка и формированию его как личности.

Угроза жизни ребенка и его здоровью

Под угрозой жизни и здоровью ребенка понимают комплекс действий со стороны его родителей, которые могут повлечь за собой опасные травмы и неправильное развитие ребенка, как в физическом, так и в моральном плане.

Стоит отметить, что отечественное уголовное законодательство предусматривает суровую ответственность за угрозу жизни и здоровью человека, даже если она и не была реализована. В случае с нарушением прав ребенка под угрозой жизни и здоровью будут понимать неправильный способ воспитания ребенка, регулярное нарушение его основных прав и не следование его интересам.

При этом ответственность родителей наступит не только в случае, если ребенок будет постоянно подвергаться физическим наказаниям, а и в тех ситуациях, когда имеет место устная угроза по осуществлению данных действий. Государство считает, что даже угроза физического наказания, высказанная в адрес ребенка, может отрицательно сказаться на его развитии и дальнейшей жизни, и потому подобное необходимо сразу же пресекать.

Тем не менее, стоит также обратить внимание и на то, что прежде, чем выполнить процесс отобрание ребенка из-за постоянно возникающих угроз его здоровью и развитию, уполномоченные органы обязаны проверить все существующие доказательства по установлению реальности данного факта. Для этого стоит предпринять следующие действия:

  • Опросить соседей и родственников ребенка относительно того, как происходит процесс его воспитания со стороны родителей;
  • Получить подтверждение опасной ситуации со стороны представителей органов опеки, детского сада и школы;
  • Провести полноценный медицинский осмотр ребенка с целью установления его травм (в том числе и психологического характера).

Порядок отобрания детей

Отобрание ребенка из семьи может иметь существенные различия по срокам. В некоторых случаях государство вынуждено назначить оперативную проверку по факту создания опасной среды воспитания для ребенка. Немедленное отобрание ребенка производится в тех случаях, когда угроза здоровью или жизни ребенка имеет явные признаки и может возникнуть в любой момент. В такой ситуации ребенок будет изъят незамедлительно и лишь после этого будет получен соответствующий акт.

Процесс изъятие детей из семьи органами опеки имеет некоторые ключевые особенности. В первую очередь, к ним относят вынесение официального решения со стороны муниципальных органов власти после того, как будет рассмотрено сообщение о том, что ребенок в данной семье подвергается опасности.

Процесс отобрание ребенка из семьи происходит под контролем органов опеки и попечительства. После того, как ребенок поступает к ним под юрисдикцию, его поселяют в специализированном детском учреждении, или же передают временным опекунам, в качестве которых могут выступать ближайшие родственники ребенка.

Помимо этого, изъятие детей из семьи органами опеки и попечительства (отобрание ребенка) имеет свои особенности:

  • Уведомление прокуратуры об изъятии ребенка после подтверждения факта нарушения его прав и установления реально существующей угрозы для его жизнедеятельности. Прокуратура, в свою очередь, по результатам уведомления будет определять реальную степень ответственности родителей и может принять решение о возбуждении уголовного процесса;
  • В течении семи календарных дней представители органов опеки обязаны подать в суд иск о лишении родительских прав или в случае с нарушением прав ребенка в пределах приемной семьи – об отмене усыновления;
  • В кратчайшие сроки органы опеки обязаны устроить ребенка на временное попечительство в приемную семью, близким родственникам, которые изъявили желание заботится о потребностях ребенка, или же в социальный реабилитационный центр, где несовершеннолетнему будет оказана вся необходимая помощь в преодолении проблем;
  • Опросить потенциальных свидетелей, которые могут подтвердить факт надлежащего обращения с ребенком со стороны его родителей;
  • Выяснить, как характеризуют ребенка и его родителей учителя в школе (воспитатели детского сада), лечащие врачи и соседи;
  • Составить обращение в органы полиции с просьбой помощи в установлении истины со стороны местного участкового.

Если же угроза жизни ребенку исходит от лиц, у которых он находится на попечении по результатам усыновления, то в таком случае органы опеки имеют право отобрать ребенка без судебного решения, но при условии наличия существенных обстоятельств.

Изъятие детей из семьи органами опеки

Изъятие детей из семьи органами опеки и попечительства, а также муниципальными властями происходит в случаях, если они получат подтверждение того факта, что ребенок растет и развивается в опасной среде, которая грозит отрицательным воздействием на здоровье и жизнедеятельность несовершеннолетнего, то в таком случае они получают право изъятия ребенка из семьи.

При этом стоит отметить, что изъятие детей из семьи органами опеки и попечительства должен сопровождаться оформлением документации, в качестве которой выступает акт об отобрании детей. По сути, это письменное заявление установленного образца, в котором указываются причины для принятия подобного решения, указываются обстоятельства, при которых процесс изъятия ребенка происходит и определяются юридические и правовые последствия данной процедуры для ребенка и его родителей.

При составлении акта учитывается немало факторов, которые должны быть отображены в результатах проверки со стороны уполномоченных органов. В частности, речь идет о:

  • Обстоятельствах, которые подвигли органы опеки на проведение проверки;
  • Обеспеченности ребенка предметами первой необходимости (еда, одежда, игрушки и т.д.);
  • Санитарном состоянии помещения, в котором проживает ребенок;
  • Общем состоянии здоровья несовершеннолетнего гражданина.

В обязательном порядке в акте должен констатироваться факт того, что ребенок находится в нездоровой среде, которая может в любой момент оказать негативное воздействие на его жизнедеятельность и развитие. Чтобы акт был законодательно подтвержденным, предварительно необходимо обследовать условия жизни ребенка в его семье и вынести конкретные предписания.

Передача детей органам опеки

Если будет установлено, что ребенок растет и развивается в опасной среде, которая несет реальный вред его здоровью и жизни, то органы опеки совместно с муниципальными властными структурами имеют право изъять ребенка из опасного для него общества. После этого начинается процесс передачи ребенка под попечительство.

Если у ребенка есть близкие родственники, которые изъявили активное желание принимать участие в его жизни и воспитании, то ребенок может быть передан под их ответственность по решению суда, или по согласованию с самим ребенком, при условии что он достиг 14-летнего возраста. При этом органы опеки будут обязаны проверить условия, в которых будет проживать ребенок в приемной семье (у опекунов), и внимательно отслеживать его дальнейшую судьбу.

Если же у ребенка нет близких родственников, или же они не имеют возможности принять на попечение ребенка, а также у них нет необходимых условий для обеспечения ребенка нормальным воспитанием и качеством жизни, то в таких ситуациях ребенок будет передан под ответственность органов опеки.

В данной ситуации ребенок будет помещен в специализированное воспитательное учреждение для детей или же в приемную семью, которые и будут в дальнейшем заниматься вопросами обеспечения ребенка. Однако стоит отметить, что данное решение может быть принято исключительно судом, а до того момента попечительство органов опеки над несовершеннолетним будет временной мерой.

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector