Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53

Отказ от договорной неустойки

Между сторонами был заключен разовый договор поставки оборудования.

Продавец нарушил сроки поставки, представил письмо о невозможности поставки в срок. На требование покупателя о возврате аванса продавец указал, что изыскивает техническую возможность поставки. Договором предусмотрена ­ответственность за нарушение срока поставки – неустойка.

Правомерным ли будет одностороннее расторжение договора со стороны покупателя в данной ситуации?

Возможно ли взыскать установленную договором неустойку при одностороннем расторжении договора по инициативе покупателя?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции: покупатель вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор поставки, если докажет, что допущенное поставщиком нарушение сроков поставки является существенным.

Если за просрочку поставки договором предусмотрена неустойка, покупатель, отказавшийся от исполнения договора в связи с неисполнением поставщиком обязанности по передаче предварительно оплаченного товара, вправе требовать от поставщика уплаты такой неустойки за ­период просрочки поставки до момента расторжения договора.

Обоснование позиции

1. В соответствии с п. 1 ст. 523 и п. 2 ст. 450 ГК РФ основанием для одностороннего отказа от исполнения договора поставки (полностью или частично) является существенное нарушение договора одной из сторон. Существенным признается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, при котором она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Пункты 2 и 3 ст. 523 ГК РФ устанавливают перечень нарушений договора поставки, которые являются существенными в силу прямого указания закона. Совершение одной из сторон договора хотя бы одного из таких нарушений дает другой стороне право отказаться от договора в одностороннем ­порядке.

Согласно п. 2 ст. 523 ГК РФ нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным, в частности, в случае неоднократного нарушения сроков поставки товаров. При этом указанные нарушения должны повлечь для покупателя такой ущерб, при котором он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Как показывает судебная практика, при отсутствии признака неоднократности нарушение срока поставки не может квалифицироваться как существенное нарушение условий договора и, следовательно, не является основанием для отказа от договора поставки (см., например, постановления ФАС Московского округа от 18.05.2007 № КГ-А40/2808-07, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2012 № 19АП-1182/12, Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2010 № 09АП-27138/2010).

В ряде случаев арбитражные суды указывают на то, что п. 2 и 3 ст. 523 ГК РФ содержат исчерпывающий перечень оснований для одностороннего отказа от исполнения договора поставки (см., например, постановления ФАС Московского округа от 25.01.2006 № КГ-А40/13679-05, ФАС Поволжского округа от 11.11.2004 по делу № А12-13384/2004-С48, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2010 № 08АП-2007/2010).

Однако этот вывод, на наш взгляд, основывается на неверном толковании положений ст. 310 и 523 ГК РФ, а также не учитывает упоминание п. 2 ст. 450 ГК РФ в ст. 523 ГК РФ. Наличие такой ссылки говорит о том, что любое нарушение договора поставки, если оно является существенным по смыслу п. 2 ст. 450 ГК РФ, дает другой стороне возможность отказаться от договора в одностороннем порядке. Более того, поскольку в силу п. 5 ст. 454 ГК РФ к договору поставки применяются общие положения о купле-продаже, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ о договоре поставки, стороны этого договора вправе отказаться от его исполнения, например, в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 463, п. 2 ст. 467, п. 4 ст. 486, п. 2 ст. 489, ст. 487 ГК РФ (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.1997 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки»). На этом основана иная позиция, согласно которой ст. 523 ГК РФ не предусматривает, что перечень указанных в ней существенных нарушений является исчерпывающим, поэтому сторона договора поставки вправе отказаться от договора также в связи с нарушениями, которые хотя и не перечислены в ст. 523 ГК РФ, однако могут квалифицироваться как существенные (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 25.08.1998 № 3218/98, ФАС Московского округа от 13.03.2012 № Ф05-229/12, ФАС Северо-Западного округа от 22.03.2011 № Ф07-15026/2010, Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2009 № 09АП-24009/2009, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2009 № 07АП-1013/09).

В связи с этим, как показывает судебная практика, и однократное длительное неисполнение поставщиком обязательства по поставке товара может быть признано существенным нарушением условий договора, то есть таким, которое позволяет покупателю отказаться от исполнения договора поставки (см., например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 30.08.2011 № Ф01-3514/11, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2012 № 11АП-3341/12, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2011 № 08АП-9456/11, Тринадцатого ­арбитражного апелляционного суда от 17.03.2011 № 13АП-22260/2010).

2. В силу п. 4 ст. 487 ГК РФ, если продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя.

Как видим, приведенная норма предусматривает иную, чем неустойка, меру ответственности поставщика в случае ненадлежащего исполнения обязательства поставить предварительно оплаченный товар. При этом формально закон не содержит запрета на включение в договор условия о выплате неустойки за указанное нарушение поставщиком своих обязательств. Поскольку в рассматриваемом случае поставщик не поставил товар, покупатель вправе потребовать от него уплаты предусмотренной договором неустойки.

В силу п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Законом не установлено, что расторжение договора вследствие одностороннего отказа от его исполнения аннулирует действие обязательства до момента расторжения договора. По общему правилу расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее (постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1059/10, п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104). Соответственно, обязательство прекращается в момент, когда юридический факт, обуславливающий его прекращение (в рассматриваемой ситуации – отказ от договора), может считаться наступившим. Односторонний отказ от договора производит свой правовой эффект с момента получения другой стороной уведомления об этом отказе (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65, п. 16 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29). Иными словами, до расторжения договора возникшее из него обязательство признается существующим. В случае его нарушения обязательство по уплате неустойки, следовательно, является возникшим.

Неустойка как способ обеспечения обязательства обладает акцессорным характером (зависит от существования основного обязательства). Однако с момента нарушения обязательства природа неустойки меняется: она становится мерой ответственности за допущенное нарушение. Прекращение обязательства не является основанием для прекращения ответственности за его нарушение, что вытекает, в частности, из системного толкования п. 3 и 4 ст. 425 ГК РФ. В противном случае, к примеру, требование об уплате неустойки в случае исполнения основного обязательства пришлось бы признать не основанным на законе, ибо последнее, как и расторжение договора, прекращает основное обязательство (ст. 408 ГК РФ). Подобное толкование закона, разумеется, недопустимо.

Таким образом, в случае расторжения договора и прекращения в связи с этим обеспеченного неустойкой обязательства, которое было нарушено в период действия договора, требование об уплате договорной неустойки за период до момента расторжения договора (иными словами, в пределах периода существования нарушенного обязательства) является правомерным. Иллюстрирует такой подход и судебная практика (см., например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 18.11.2010 по делу № А82-19645/2009, ФАС Северо-Западного округа от 03.03.2008 по делу № А56-13262/2007, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2012 № 15АП-10995/2012 по делу № А53-3661/2012).

Читайте также:  Как оформить статус дети войны

Применительно к приведенной ситуации сказанное, на наш взгляд, означает, что покупатель, правомерно отказавшийся от договора поставки в связи с неисполнением поставщиком обязанности по передаче предварительно оплаченного товара, вправе требовать от поставщика уплаты неустойки за период с предусмотренной договором даты поставки товара до даты прекращения договора. С последней же из указанных дат до момента возврата уплаченной покупателем предварительной оплаты на сумму этой оплаты должны начисляться проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Косвенно данный вывод подтверждается ­постановлением ­Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 10270/13.

Должники чаще всего пытаются снизить неустойку на основании ст. 333 ГК. Однако это не всегда эффективно. Об альтернативных способах уменьшения штрафных санкций — в статье.

Зачастую условия договора императивно диктуются одним из контрагентов другому по принципу «соглашайся или уходи». Причина такого поведения не всегда кроется в пренебрежительном отношении сильного контрагента к своему визави и его нежелании обсуждать c последним условия договора. В некоторых случаях одна сторона вынуждена предлагать всем потенциальным контрагентам стандартные условия договора. Ярким примером является заключение договора по правилам законодательства о государственных и муниципальных закупках. Однако сильная сторона часто злоупотребляет своим положением и закрепляет в договоре завышенный размер ответственности для контрагента. При этом в большинстве споров о взыскании неустойки суды приходят к выводу, что должник ненадлежащим образом исполнил свои обязательства.В связи с этим самым распространенным способом защиты должника является возражение о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК). Однако существуют альтернативные способы добиться снижения штрафных санкций. Такими способами являются:

Рассмотрим эти способы более подробно.

На заметку. Споры о взыскании неустойки — вторая по численности категория споров, которые рассматривают арбитражные суды. Требование взыскать неустойку заявляется в каждом пятом деле о нарушении обязательств.

Изменение договора присоединения в части несправедливой неустойки

Суд вправе изменить или расторгнуть договор на основании п. 2 ст. 428 ГК, если:

Основная сложность возникает при доказывании того, что должник не мог повлиять на отдельные условия. Суды часто формально относятся к проверке данного довода и ссылаются на то, что договор является двусторонним, согласован и подписан должником. В связи с этим последний выразил свое согласие с установленным размером неустойки[2].

С таким подходом к оценке нижестоящими судами переговорных позиций сторон при установлении неустойки столкнулся должник в деле № А53-10062/2013. Однако Президиум ВАС указал, что, поскольку договор заключался на торгах, должник-подрядчик был лишен возможности влиять на условия договора в силу установленной законом специфики заключения контракта. Включение в проект контракта явно несправедливого, ухудшающего положение подрядчика условия, оспаривание которого осложнено особенностями процедуры размещения госзаказов, поставило заказчика в более выгодное положение и позволило ему извлечь необоснованное преимущество[3].

Этот вывод опирается на более общую позицию Президиума ВАС: включая в проект госконтракта невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон[4].

В судебной практике заявление требования изменить договор на основании ч. 2 ст. 428 ГК как средство защиты от несправедливой неустойки не получило большого распространения. Среди неудобств такого способа защиты А. Г. Карапетов отмечает необходимость для слабой стороны заранее, предвосхищая столкновения с применением несправедливого условия в будущем и не имея никаких гарантий, что такое столкновение в принципе произойдет, превентивно идти в суд с иском об изменении договора из-за риска пропустить срок исковой давности*.

216 тыс. дел о взыскании неустойки рассмотрели арбитражные суды за 2017 год. Из них удовлетворили 88,5% исков

Возражение о недопустимости применения договорных условий со ссылкой на злоупотребление правом

Слабая сторона вправе заявить о неприменении судом несправедливого условия о неустойке на основании ст. 10 ГК. Данное средство защиты более оперативно и лишено недостатков первого из рассмотренных способов. При этом должнику необходимо доказать те же обстоятельства, что и для изменения договора по ст. 248 ГК.

Применение ст. 10 ГК при оспаривании несправедливой неустойки имеет два существенных преимущества по сравнению с традиционной ссылкой на ст. 333 ГК.

1. Суд вправе применить ст. 10 ГК по своей инициативе (ex officio), даже без соответствующего заявления должника. Такая возможность вытекает из п. 1постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25 (далее — Постановление Пленума ВС № 25). Суды пользуются предоставленным им полномочием и указывают, что для снижения неустойки на основании ст. 10 ГК соответствующее заявление должника не требуется[5].

Однако необходимо иметь в виду, что такая позиция не бесспорна. Из постановления Президиума ВАС от 01.07.2015 № 4231/14 можно сделать вывод, что ст. 10ГК применяется к очевидно чрезмерной неустойке только на основании возражения привлекаемого к ответственности лица.

2. Использование ст. 10 ГК предоставляет должнику большие возможности в кассации. Предмет проверки в кассации судебного акта в части уменьшения неустойки по правилам ст. 333 ГК ограничен весьма узким кругом обстоятельств[6]. Основанием для отмены судебного акта в части применения ст. 333 ГК может стать взыскание суммы неустойки за просрочку исполнения денежного требования ниже предела, установленного п. 1 ст. 395 ГК, а также снижение неустойки в отсутствие заявления должника.

Поскольку в данном случае борьба с несправедливым условием происходит без использования ст. 333 ГК, суд не связан приведенными разъяснениями. Кроме того, п. 1Постановления Пленума ВС № 25 позволяет судам отказать в защите прав недобросовестного лица, в том числе и полностью, не ограничиваясь пределом, установленным в п. 1 ст. 395 ГК.

Кроме того, несправедливость неустойки не сводится только к ее завышенному размеру. Несправедливой может признаваться неустойка, которая нарушает принцип равенства участников гражданских правоотношений. Кассация вправе установить нарушение данного принципа, поскольку это касается применения норм материального права.

Однако и данная позиция не бесспорна. Поскольку закон устанавливает специальный порядок защиты от несправедливой неустойки (ст. 333 ГК), суд может расценить ее оспаривание на основании ст. 10 ГК как действия должника в обход закона.

Для снижения неустойки по ст. 10 ГК заявление должника не требуется

Признание сделки недействительной в части несправедливой неустойки

Одним из самых нетривиальных способов защиты против иска о взыскании неустойки является признание сделки недействительной на основании ст. 169 ГК в части установления несправедливой неустойки. Согласно данной норме признается недействительной сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Возможность применения такого способа защиты против сильного контрагента вытекает из п. 9 Постановления Пленума ВАС № 16, в соответствии с которым слабая сторона договора вправе заявить о ничтожности несправедливых условий, ссылаясь на ст. 169 ГК.

Несмотря на кажущуюся абсурдность довода о том, что установление несправедливо высокой неустойки может противоречить основам правопорядка и нравственности, такая позиция не лишена логики. Аргументировать обоснованность этого вывода можно с помощью аналогии из другой категории дел. Так, одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда является установление обстоятельств, свидетельствующих, что приведение в исполнение такого решения противоречит публичному порядку РФ. Таким обстоятельством может стать факт взыскания третейским судом чрезмерно высокой неустойки[7].

Президиум ВАС указывал, что публичный порядок Российской Федерации основывается на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения и соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения[8]. В связи с этим взыскание чрезмерно высокой неустойки противоречит публичному правопорядку.

Судебная практика подтверждает возможность оспаривания высокой неустойки по ст. 169 ГК[9].

Несправедливость может выражаться не только в чрезмерно высоком размере неустойки

Несправедливые условия, касающиеся неустойки, можно разделить на два вида.

Первый вид, классический и наиболее распространенный, связан с установлением сильным контрагентом завышенного размера неустойки.

Второй вид несправедливых условий непосредственно не связан с высоким размером неустойки. Тем не менее неустойка признается несправедливой из-за ее противоречия другим принципам гражданского права.

Читайте также:  Оквэд услуги по пошиву одежды

Второй вид несправедливой неустойки иллюстрируют следующие два дела, которые рассмотрел Президиум ВАС.

1. Суд признал несправедливым разный размер ответственности для сторон. Государственный заказчик обратился с иском о взыскании с исполнителя неустойки за просрочку выполнения работ. Исполнитель предъявил встречный иск о взыскании неустойки за несвоевременную оплату работ заказчиком. Однако договор закреплял разную неустойку для сторон: исполнитель обязан был заплатить 10 процентов от цены контракта за каждый день просрочки плюс единовременный штраф в размере 15 процентов от цены контракта, заказчик же был обязан уплатить неустойку только в размере 1/300 ставки рефинансирования.

Президиум ВАС указал, что законодательство о закупках исходит из равенства ответственности госзаказчика и исполнителей за просрочку исполнения обязательств. Подход, основанный на сопоставимости мер ответственности сторон государственных контрактов, корреспондирует положениям ст. 124 ГК о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с гражданами и юридическими лицами. Равные начала предполагают сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств[10].

Основываясь на данной позиции Президиума ВАС, суды признают несправедливыми условия договоров, предусматривающие разный уровень ответственности для сторон[11]. Если для слабой стороны установлен повышенный размер ответственности, суды корректируют договорные условия и взыскивают неустойку исходя из принципа равенства — по ставке, установленной для доминирующего в переговорах контрагента[12].

Таким образом, хотя сам размер неустойки может и не быть чрезвычайно высоким, условие, предусматривающее бо́льшую ответственность для слабой стороны, «продавленное» сильной стороной, может признаваться несправедливым, поскольку нарушает принцип равенства.

2. Суд признал несправедливым начисление неустойки на всю сумму договора, а не на просроченную часть. Заказчик обратился с иском о взыскании неустойки к подрядчику, который нарушил срок выполнения одного из этапов работ. При этом неустойка в размере 1/300 ставки рефинансирования была рассчитана на основании полной цены договора без вычета стоимости уже сданных работ. Президиум ВАС разъяснил, что начисление неустойки на общую сумму госконтракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства[13]. Это создает преимущественные условия кредитору, который получает компенсацию не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. При наличии в договоре промежуточных сроков выполнения работ применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит ст. 330 ГК[14].

Опираясь на данную позицию Президиума ВАС, суды признают несправедливыми условия о начислении неустойки на общую сумму договора при возможности исполнения обязательства по частям и взыскивают неустойку исходя из стоимости просроченной части обязательства[15].

Более рельефно позиция о несправедливости начисления неустойки на всю сумму договора, а не на стоимость просроченного этапа работ выражена в определении ВС от 06.10.2016 № 305-ЭС-7657. Здесь Верховный суд прямо указал, что из-за неравенства договорных возможностей восстановление баланса интересов сторон за счет использования ст. 333 ГК не является достаточной мерой.

Недействительность условия о неустойке не должна освобождать нарушителя от ответственности

Первый подход. Поскольку в большинстве случаев злоупотребившим доминантом является государственный заказчик, а неустойка в государственных и муниципальных контрактах является законной, суд взыскивает неустойку в размере, установленном законом (постановление 4ААС от 31.03.2017 по делу № А19-1680/2016).

Данный подход видится логичным. Признавая условие договора недействительным, суд уничтожил договоренность сторон по соответствующему вопросу. Поскольку стороны не договорились об ином, применяется диспозитивное правило, установленное законом.

Второй подход. Суд полностью отказывает во взыскании неустойки из-за недействительности условия о неустойке и отсутствия ее законного аналога (постановление 13ААС от 06.09.2016 по делу № А21-8295/2015).

Хотя суд вправе отказать злоупотребившему правом лицу в защите не только в части, но и полностью (п. 1 Постановления Пленума ВС № 25), такая реакция суда представляется непропорциональной.

Суды поддерживают эту позицию и указывают, что нельзя исключить полностью ответственность нарушителя, поскольку злоупотребление правом суд установил только в части выбора размера неустойки, а не самого факта ее установления как меры ответственности (постановление АС Московского округа от 11.02.2016 по делу № А40-116134/14).

Арбитражный суд Московского округа указал, что в таком случае необходимо снижать неустойку на основании ст. 333 ГК, а не полностью освобождать сторону от ответственности.

Чрезмерно высокую неустойку нецелесообразно оспаривать альтернативными способами

На заметку. Keep it short and simple — закон краткости и простоты.

При использовании альтернативных способов снижения несправедливой неустойки необходимо учитывать KISS-принцип (keep it short and simple), который берет начало от правила бритвы Оккама. Согласно данному принципу не рекомендуется использовать более сложные средства, чем необходимо.

Предмет доказывания. Если должник использует альтернативные способы защиты для снижения завышенной неустойки, то обстоятельства, входящие в предмет доказывания, будут такими же, как при снижении неустойки на основании ст. 333 ГК. Однако предмет доказывания будет шире за счет включения в него факторов, свидетельствующих о невозможности влиять на условия договора. Поскольку несоразмерность неустойки уже является самостоятельным основанием для ее снижения по ст. 333 ГК, расширение предмета доказывания лишь создаст риск невыполнения бремени доказывания и увеличит шансы на отказ в иске.

Снижение неустойки на основании ст. 10 ГК. Перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания при оспаривании слишком большой неустойки со ссылкой на ст. 10 ГК, разъяснил Президиум ВАС. Согласно его позиции для применения ст. 10 ГК к несправедливо высокой неустойке необходимо установить ее чрезмерность.

Цитата: «Правила статьи 10 Гражданского кодекса не исключают квалификации судом в качестве злоупотребления правом требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, при установлении судом этого факта на основании возражений привлекаемого к ответственности лица» (постановление Президиума ВАС от 01.07.2015 № 4231/14).

Поскольку чрезмерность неустойки является основанием для ее снижения в порядке ст. 333 ГК, зачем ответчику расширять себе предмет доказывания?

Снижение неустойки на основании ст. 169 ГК. Нецелесообразно оспаривать слишком высокую неустойку и на основании ст. 169 ГК. В предмет доказывания в данном случае, помимо неравенства переговорных позиций и невозможности влиять на условия договора, входит также нарушение оспариваемым условием основ правопорядка и нравственности. Для этого нужно доказать, что несправедливая неустойка нарушает либо принцип равенства сторон гражданско-правовых отношений, либо принцип соразмерности мер ответственности последствиям нарушения обязательства[16].

Таким образом, если размер неустойки просто слишком высок, требовать признания соответствующего условия недействительным на основании ст. 169 ГК нецелесообразно. Это ведет только к усложнению предмета доказывания и увеличению риска отказа в удовлетворении соответствующих требований. В таком случае достаточно традиционно сослаться на ст. 333 ГК. Несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства уже является достаточным основанием для ее снижения по правилам данной статьи.

Оспаривание неустойки со ссылкой на ст. 169 ГК имеет смысл, когда неустойка сама по себе небольшая, но тем не менее несправедливая. Например, когда против слабого в переговорном плане поставщика установлена бо́льшая неустойка, чем против доминирующего в переговорах заказчика. В таком случае нарушается принцип равенства, и устанавливать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства будет не нужно.

Исходя из вышеизложенного, ссылки на ст. 10, 169 и 428 ГК целесообразно использовать только при оспаривании неустойки, несправедливость которой связана с нарушением принципа равенства сторон.

На заметку. В 2017 году ВС удовлетворил 577 из 613 жалоб, которые он рассмотрел в качестве суда кассационной инстанции.

Возможность подмены специального способа защиты по ст. 333 ГК общим

Позиция доктрины и судов. В доктрине существует мнение о невозможности подмены специального способа защиты (ст. 333 ГК) более общим (ст. 10 ГК). Так, А. Г. Карапетов негативно высказывается о ставшей популярной тенденции повсеместно и зачастую неуместно ссылаться на ст. 10 ГК: «Позитивное право в ряде случаев предписывает специальные инструменты обеспечения справедливости, основанные на судебном усмотрении и применимые в отношении тех или иных типичных ситуаций… принцип добросовестности и эти специальные инструменты ex post коррекции соотносятся как общая норма и специальная норма, иначе говоря, должен работать принцип lex specialis gerogat generali»**. В связи с этим ученый считает, что если закон вводит специальный правовой режим борьбы со злоупотреблениями и устанавливает те или иные условия реализации такого средства (например, срок исковой давности) и процедуру его реализации, то эти элементы нельзя обходить за счет апелляции к общей норме.

Читайте также:  На какой срок дают больничный

Поэтому А. Г. Карапетов выступил с критикой правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС от 15.06.2014 № 5467/14, в котором со ссылкой на ст. 10 ГК указано на невозможность расчета неустойки исходя из полной стоимости контракта, а не стоимости просроченного этапа работ. По мнению ученого, формула определения неустойки может быть привязана к любому показателю. Но если итоговая сумма, определяемая путем применения соответствующей формулы, не оказывается явно несоразмерной последствиям нарушения (ст. 333 ГК), то у суда нет оснований для вмешательства***.

Суды поддерживают позицию о том, что несправедливая неустойка должна корректироваться только в случае ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства на основании ст. 333 ГК[17].

Позиция ВС. Точку в споре о возможности подмены специального способа борьбы с несправедливыми условиями более общим может в ближайшее время поставить Верховный суд. В Коллегию по экономическим спорам было передано дело, в котором рассматривается возможность обхода специальной процедуры коррекции несоразмерной неустойки, предусмотренной ст. 333 ГК, за счет применения ст. 10 ГК[18]. В данном деле апелляционный суд, видя явную несоразмерность неустойки, но не дождавшись от должника заявления о ее снижении по ст. 333 ГК, самостоятельно снизил неустойку, ссылаясь на то, что в силу ст. 10 ГК суд ex officio проверяет добросовестность сторон. Суд округа согласился с такой позицией.

Учитывая, что, по статистике, в случае передачи дела на рассмотрение в Коллегию по экономическим спорам отменяются почти 95 процентов судебных актов, вполне вероятно, что Верховный суд не поддержит нижестоящие суды, выскажется за невозможность оспаривания несправедливой неустойки по ст. 10 ГК и подтвердит возможность снижения неустойки только при наличии оснований и по правилам ст. 333 ГК.

Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. А. Г. Карапетов (автор комментария А. Г. Карапетов). М.: Статут, 2017. С. 877.

** Карапетов А. Г. Обзор интересных определений о передаче дел в СКЭС ВС РФ: борьба со злоупотреблениями в применении ст. 10 ГК, берегись холостяков и чистые экономические убытки приходят в РФ // https://zakon.ru/blog/2018/04/23/obzor_interesnyh_opredelenij_o_peredache_del_v_
skes_vs_rf_borba_so_zloupotrebleniyami_v_primenenii_s

*** Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. А. Г. Карапетов (автор комментария А. Г. Карапетов). М.: Статут, 2017. С. 237

Для ответа на вопрос были использованы следующие документы и нормативно-правовые акты:

  • Гражданский кодекс РФ (ГК РФ);
  • Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.03.2009 г. № ВАС-3165/09.
  • Исходя из предоставленной информации, считаем необходимым сообщить следующее.

    Действующее законодательство предусматривает три возможных формы сделок (и договоров, как разновидности сделки): устная форма, простая письменная форма и нотариальная письменная форма (ст. 158 ГК РФ).

    В соответствии со ст. 161 ГК РФ все сделки, хотя бы одной стороной которых является юридическое лицо, должны быть совершены в простой письменной форме, за исключением сделок, для которых законом или соглашением сторон предусмотрена нотариальная письменная форма сделки. Устных сделок (договоров) с/между организациями быть не может.

    Согласно ст. 160 ГК РФ сделка в письменной (простой или нотариальной) форме должна быть совершена путем составления одного документа, подписанного сторонами, в случаях, прямо указанных в законе. В иных случаях возможно заключение договора путем обмена офертой (предложением заключить договор) и акцептом (согласием с предложением на указанных в предложении условиях) посредством документов, направленных по электронной, почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной или иной связи при условии, что можно достоверно определить, от кого исходит то или иное сообщение. Факсимиле вместо подписи человека допускаются только по соглашению сторон (оформленному также в письменной форме).

    Согласно статьям 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с согласованными условиями и требованиями закона и иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства возможен только тогда, когда это предусмотрено договором или законом.

    Неустойка является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных ГК РФ. Неустойка представляет собой денежную сумму, определенную в твердом размере, в процентном соотношении к размеру просроченной задолженности, или иным способом, которую лицо, виновное в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, обязано уплатить кредитору, т.е. лицу, не получившему исполнения обязательства виновником в срок. Просрочка платежа является частным способом неисполнения обязательства. Соглашение о неустойке может быть совершено только в письменном виде (в т.ч. в виде включения соответствующих положений в письменный договор). Если соглашение о неустойке между сторонами отсутствует, то в случае неисполнения денежного обязательства согласно ст. 395 ГК РФ подлежат уплате проценты в размере ставки рефинансирования Банка России за весь срок просрочки платежа с суммы просроченного платежа.

    Таким образом, обязательства по выплате неустойки (штрафа, пени, процентов) могут возникнуть у организации по двум основаниям: из договора, если в нем предусмотрена обязанность уплаты неустойки в случае нарушения определенных обязательств, определен размер, порядок расчета неустойки, и за неисполнение денежного обязательства – из положений ст. 395 ГК РФ в случае если в договоре отсутствуют согласованные положения о неустойке.

    Для исключения возможности взыскания неустойки на основании положений договора достаточно просто исключить положения о неустойке из договора или изменить их (в части срока просрочки, например). Сделано это может быть любым удобным способом, главное – в простой письменной форме (в нотариальной письменной форме в случае если договор, в который вносятся изменения, был заключен также в нотариальной форме).

    Убрать из договора упоминание о неустойке можно, например, просто вычеркнув из всех экземпляров договора соответствующий пункт и удостоверив внесенные изменения подписью сторон договора. Но такой способ вряд ли устроит организацию-кредитора, т.к. способ не предоставляет гарантий оплаты организацией-должником суммы основного долга в срок. Следовательно, необходимо заключить дополнительное соглашение к договору. Формулировки соглашения могут быть любыми: «стороны договорились исключить п. 14.1. из договора…», «стороны согласились изложить п. 14.1. договора в следующей редакции: «14.1. …..»» и пр. В соглашении можно указать, что должник не несет обязательств по оплате неустойки в случае, если будет соблюден график платежей, который также приводится в соглашении.

    Если до подписания дополнительного соглашения о внесении изменений в договор кредитор не предъявлял к должнику требований о взыскании неустойки в письменном виде, то, подписав дополнительное соглашение, кредитор тем самым соглашается с изменением обязательств сторон по основному договору в соответствии со ст. 453 ГК РФ, что подтверждено определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.03.2009 г. № ВАС-3165/09.

    Как следует из положений п. 5 ст. 395 ГК РФ, законодатель не предусмотрел возможность отмены договором обязанности по уплате должником процентов в соответствии с указанной статьей, предусмотрев лишь возможность уменьшения срока уплаты процентов. Следовательно, можно указать, что неустойка в соответствии со ст. 395 ГК РФ уплачивается только за один день.

    В связи с вышеизложенным наиболее правильным способом избавиться как от уплаты договорной неустойки, так и от уплаты законной неустойки, является изменение в договоре сроков оплаты. Также в дополнительном соглашении можно установить повышенный размер договорной неустойки, чтобы кредитор чувствовал себя спокойно. При этом не стоит забывать положения ст. 333 ГК РФ, в соответствии с которыми неустойка, чей размер явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, может быть снижена судом по заявлению должника.

    Хотите получить юридическую консультацию по Вашему вопросу? Звоните сейчас!

    Ссылка на основную публикацию
    Займ на карту
    close slider

    Adblock detector